тексты


<< к оглавлению

О. И. Фонякова

ОЧЕРК РАЗВИТИЯ ПИСАТЕЛЬСКОЙ ЛЕКСИКОГРАФИИ 
В ОТЕЧЕСТВЕННОМ ЯЗЫКОЗНАНИИ 
(1883–1990)

      <...> Предлагаемый краткий очерк содержит первую попытку историко-типологического анализа теории и практики создания словарей языка писателей за последние сто лет. Сейчас, когда в С.-Петербургском университете закончено капитальное издание "Словаря автобиографической трилогии М. Горького" (в семи выпусках и восьми книгах), настало время обратиться к истокам этой сложнейшей формы филологического труда и наметить основные вехи ее развития, учитывая, что писательская лексикография есть объективный метод изучения художественной речи, языка и стиля писателя1 .

      Разработка общей типологии в лексикографии требует анализа по крайней мере следующих дифференциальных признаков каждого словаря:

      1) целевое назначение (общее содержание); 2) источники и материалы анализа; 3) словник: полнота состава, служебные слова, имена собственные, омонимы и варианты слов; 4) способы описания слов в словаре: словарная форма слова, показ лексических и фразеологических связей, грамматическая характеристика значений; 5) характер определений и способы иллюстрации значений слова; 6) стилистический анализ: пометы и сопроводительный комментарий; 7) частотная характеристика словоупотребления.

      Общая лексикографическая форма (тип) словаря складывается из реализации и соотношения этих признаков в тексте каждого справочника.

      В истории словарного описания языка писателя можно выделить три этапа, каждый из которых имеет свою специфику.

I. У ИСТОКОВ РУССКОЙ ПИСАТЕЛЬСКОЙ ЛЕКСИКОГРАФИИ 
(1880-е — 1910-е ГОДЫ)

      На рубеже XIX–XX вв. наша отечественная лексикография вступает в качественно новый этап своего развития и переживает определенный подъем. В 1895 г. был издан I том "Словаря русского языка" под редакцией акад. Я. К. Грота, в котором принципиально обновлена традиция академических словарей нормативного типа, в частности, в словарь были включены цитатные иллюстрации из языка лучших писателей.

      Больших успехов достигает историческая лексикография в деятельности акад. И. И. Срезневского и его школы. В 1890–1903 гг. выходит в свет первый большой исторический словарь русского языка — "Материалы для словаря древнерусского языка по памятникам письменности XI–XVII вв.". К этому трехтомному изданию как бы примыкает солидный труд из области исторической ономастики — "Словарь древнерусских личных собственных имен" Н. М. Тупикова (1903). В конце прошлого века выходят второе и третье издания знаменитого Толкового словаря живого великорусского языка В. И. Даля и др.

      Именно на рубеже веков зарождается совершенно новое направление, предметом которого служит словарное описание языка русских писателей-классиков конца XVIII — начала XIX в., т. е. формируется начальный этап в развитии русской писательской лексикографии, еще по-настоящему не исследованный в нашей научной литературе.

      За период с 1883 по 1905 гг. было опубликовано четыре различных опыта словарного описания языка писателей — Державина, Фонвизина, Грибоедова и Пушкина, а также ряд статей и рецензий с критическим анализом русских и зарубежных работ в этой области2 . Первое по времени словарное сочинение не случайно принадлежит акад. Я. К. Гроту, который с 1863 по 1883 гг. подготовил и издал 9 томов "Сочинений Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота" — капитальный труд замечательного филолога, прообраз будущих полных академических изданий сочинений наших классиков. Последний, девятый, том этого издания служит приложением к первым восьми, так как содержит общую характеристику языка и стиля Г. Р. Державина. Так, раздел III этого тома называется "Язык Державина" (с. 333–355), а за ним следует и "Словарь к стихотворениям Державина" — 150 страниц текста в два столбца. В статье "Язык Державина" находим общие размышления автора о разных принципах составления писательских словарей как лингвистических справочников: "У нас, да и в других литературах — это дело еще довольно новое. Не раз между нашими учеными шла речь о составлении словарей по языку отдельных авторов, и некоторые при этом полагали, что нужно выписывать все без исключения слова, встречающиеся у писателя (разрядка наша. — О. Ф.), с обозначением мест, где каждое из них употреблено. <...> Зачем нам знать все те случаи, в которых он <писатель> ставит слово совершенно согласно с общим употреблением?.. Изучение языка какого-нибудь писателя должно, конечно, иметь предметом знание особенностей, с которыми является у него язык <...> Поучительно знать, в каком, отличном от обыкновенного, значении он употребляет некоторые слова <...> Какие у него можно найти отступления от общих правил" и т. д.3 Как видно из этого рассуждения, Я. Грот выступает сторонником дифференциального подхода к описанию языка писателя в его словаре, отвергая принцип полноты охвата лексики как "слишком громоздкий и неудобный для читателя". Такое соображение носит чисто практический, а не научный характер.

      Словарь к произведениям Державина Грот строит в форме неполного конкорданса: это алфавитный список слов с одной-двумя краткими иллюстрациями без определений значения и указания на часть речи. В словник этого словаря включены не только знаменательные слова в традиционной словарной форме, но и словосочетания из контекста, например: а) перифразы — Гальский витязь (о Наполеоне); б) аппозитивные словосочетания — Горе-богатырь; в) фразеологические сочетания — Туды и сюды; г) свободные сочетания — фрагменты предложений: Грохочет эхо по горам (как заголовочная форма выделено первое слово).

      В словнике этого словаря даны в одной статье через запятую разные видовые формы глаголов и возвратные глаголы. Например, Сидеть, сесть; Двигать, двинуть; Населять, населяться; Сравнить, -ся и т. д. Включены в словник отдельные имена мифологических и фольклорных персонажей: Дажбог, Лада, Лель, Фивъ (вм. Фебъ), древние топонимы: Афетъ (Европа), Бельт (Балтийское море). Отдельно представлены формы прилагательных (см. Белый и Белейший), но вместе даны разные морфонологические варианты (Тысяча, тыща). Разграничены омонимы, но совсем мало разработаны и неодинаково даны служебные слова. Всего в словнике этого неполного конкорданса содержится, по нашим подсчетам, около 1750 словарных статей, а слов, конечно, больше, так как встречается частичное гнездование.

      Завершается последний том сочинений Державина обширным "Общим именным указателем" (150 стр. текста в два столбца) с реальным комментарием и отсылкой к тексту каждого имени собственного, употребленного в художественных сочинениях, письмах и документах Державина. По приблизительным подсчетам, этот Указатель содержит около 3000 имен и названий. Ономастикон Державина предстает очень богатым и полным — здесь разнообразные исторические, биографические, географические, политические, литературные, религиозные и библейские имена. Этот указатель можно рассматривать как прототип полного сводного алфавитного словаря-индекса собственных имен по всему творчеству и биографии писателя. Приведу только два примера. В именном указателе встречаются имена Дефорж (учитель французского языка—т. VIII, с. 41, 44, 46) и подполковник Петр Гринев — в бумагах, связанных с движением Пугачева (т. IX, с. 33). Очевидно, эти имена подтверждают исторический реализм художественной ономастики Пушкина в повестях "Дубровский" и "Капитанская дочка".

      Таким образом, историческая заслуга академика Грота в области писательской лексикографии состоит в том, что он первым разработал два типа писательских справочников: конкорданс к стихотворениям Державина и полный алфавитный словарь-индекс имен собственных ко всем жанрам творчества писателя.

      Вторым по времени появления опытом в области писательской лексикографии этого периода следует считать небольшую книжку В. Н. Куницкого, вышедшую в Киеве в 1894 г. под названием "Язык и слог комедии "Горе от ума"" (с. 25–57 в два столбца). Этот совсем малоизвестный в научной литературе опыт привлекает стремлением построить анализ лексики бессмертной комедии на основе данных полного словоуказателя к тексту по изданию И. Д. Гарусова (СПб., 1875). Ценной особенностью этого справочника следует считать полную статистическую обработку текста и отдельных групп лексики комедии.

      Во введении автор пишет, что "весь текст комедии в издании Гарусова делится на 13246 слов (словоупотреблений.— О. Ф.), для выражений которых употреблено Грибоедовым 3370 слов, включая 27 французских". Из 3343 собственно русских слов 2079 употреблены по 1 разу, 526 — по 2 раза, 210 — по 3, 125 —по 4, 86 —по 5 раз и т. д.; по возрастающей частоте дана полная статистическая обработка лексики. Подсчитаны употребления служебных слов, местоимений, отрицаний. Например, предлог на — 142 раза, глагол быть — 119 раз, отрицание не — 423 раза (раздельно и слитно), местоимение я — 409, союз и — 386 и т. д. При этом все супплетивные формы считались за разные слова, краткие и полные формы имен личных и отчеств — тоже. Полисемия служебных слов дана как омонимия.

      Заслугой автора следует считать учет употребления собственных имен всех разрядов и показ их процентного соотношения в общем словнике. Например, вымышленных фамилий — 20, или 0,59%. Всего в тексте комедии 95 ономастических единиц, а в словнике словаря — 86 антропонимов и 11 топонимов, так как раздельно даны имя и отчество одного персонажа, например: Чацкий, Александр и Андреич. Словник "Полного словаря-словоуказателя" выстроен по алфавиту с указанием абсолютной частоты при каждом слове, а в скобках дан номер действия комедии. Ономастическая лексика снабжена пометами общего и частного характера: имя собств., имя города, название улицы, отчество, мифолог., сущ., в нарицат. смысле и т. д.

      В целом необходимо подчеркнуть, что относительно полная статистическая обработка хрестоматийно известного текста комедии "Горе от ума" сделана последовательно и продуманно. При этом лексика произведения представлена только в номинативном аспекте. Отсутствие анализа семантического и стилистического делает этот справочник полным только по двум "измерениям", по терминологии Б. А. Ларина, — по словнику и частоте употребления слов. Однако для конца прошлого века, когда статистическая лексикография еще не сформировалась, такой опыт описания лексики писателя представляет несомненный интерес, поскольку он был одним из первых в отечественной писательской лексикографии.

      В 1904 г. был опубликован "Словарь к сочинениям и переводам Д. И. Фонвизина", составленный К. П. Петровым.4 Это объемный том в 646 страниц большого формата, напечатанных в два столбца. В своем предисловии автор называет его "первым опытом словаря к русскому писателю" и благодарит за содействие в издании академиков А. А. Шахматова, А. И. Соболевского, В. И. Ламанского и других. Действительно, это был первый опыт создания общего словаря писателя по всем жанрам творчества, хотя во многом еще несовершенный.

      К. П. Петров пользовался четырьмя разными изданиями художественных сочинений, переводов, писем и деловой прозы Фонвизина, так как полного научного издания его сочинений в то время не было. В списке сокращений приводится 70 названий литературных произведений Д. И. Фонвизина. Принципы этого словаря нигде не раскрыты и общее количество слов в словаре не указано. Однако об этом можно судить по краткому предисловию, где самокритично перечислены автором четыре вида "недосмотров и ошибок", а именно: 1) выписываемые слова не всегда поставлены на своем алфавитном месте вследствие колебания орфографии; 2) в группировке примеров к разным значениям встречается сбивчивость и неточность; 3) при многих примерах не указано, из какого сочинения Фонвизина они взяты; 4) на некоторые слова приведено излишнее количество примеров.

      Автор развернутой теоретической рецензии В. И. Чернышов добавляет к этим недочетам еще ряд критических наблюдений, очень существенных. Главными, по его мнению, являются неполнота словника и толкований значений, смешение и неразличение слова и его форм. 5 "Самым крупным недостатком" он считает тот факт, что "в словаре нет обыкновенно значений слов. Это недостаток огромный, лишающий словарь и практического, и научного значения" (с. 431). Речь идет об отсутствии систематического толкования значений, семантического анализа словоупотребления как о важнейшей задаче словарного описания языка писателя. Определения значений в словаре К. Петрова действительно встречаются только спорадически в виде не дефиниций, а пояснений в скобках к некоторым словам. Например, ВРАКИ (вздор) <Без примера> ("Бригадир").

      Однако рецензент проявляет некоторую непоследовательность, когда, перекликаясь с мнением акад. Грота, пишет: "Конечно, нет нужды в словаре к какому-либо писателю давать объяснения всех слов, какие у него встречаются (курсив наш.— О. Ф.). Необходимо, однако, объяснять все те слова, которые отличают его сочинения, сравнительно с языком предшествующих писателей, современников и последующих эпох (нашего времени)" (с. 432). Это так называемый дифференциальный подход к семантической характеристике слова в языке писателя, который будет представлен в нашей академической лексикографии и в послереволюционный период.

      Далее В. И. Чернышов отмечает, что словник словаря организован непоследовательно: "<...> причастия и деепричастия в словаре напечатаны как отдельные слова, но составлены не по алфавиту: ЖитьЖивучиЖивущий". Добавим к этому, что даны отдельно: Близко и Ближе, Большой и Больше, Взять и Взяв, Бить и Битый, Близкий и Ближайший, Браться и Братися и др. В одной статье даны видовые формы Вселить и Вселять, Везти и Возить и мн. др. Правильно отмечается, что "составитель словаря не выяснил себе вопрос", как помещать в словарь собственные имена. Некоторые имена автор включил: Митрофанушка, Простаков, Стародум (как название журнала), Софьюшкин, Милон, Скотинин, Цыфиркин, Кутейкин, Вральман, Тришка, Халдин и др. При этом пропущены: Митрофан (Терентьевич), Еремеевна, Правдин, Софья, Софьюшка.

      Тщательный анализ недочетов "Словаря к сочинениям и переводам Д. И. Фонвизина" со стороны рецензента — известного филолога и лексикографа В. И. Чернышова объективно показывает и формирует теоретические и практические требования к построению писательских словарей лингвистического типа уже на этом начальном этапе развития русской писательской лексикографии.

      К этому же периоду относятся и первые опыты по созданию словаря языка Пушкина. Впервые мысль о создании Пушкинского словаря зародилась еще в XIX в., сначала в трудах И. И. Срезневского, а затем—в столетнюю годовщину со дня рождения поэта в 1899 г. — в кружке любителей словесности во главе с князем А. И. Урусовым. Возникнув в начальный период русской писательской лексикографии, эта идея продолжала развиваться и находить все новых последователей. В самом начале XX в. публикуются две работы: "Материалы для словаря Пушкинского прозаического языка" В. А. Водарского, оборвавшиеся на слове бить6 , и обширная статья В. Ф. Саводника "К вопросу о Пушкинском словаре", в которой дан подробный обзор зарубежной писательской лексикографии того времени с классификацией писательских словарей на лингвистические, литературоведческие и энциклопедические7 . Следует также упомянуть краткую публикацию акад. А. И. Соболевского "План словаря языка А. С. Пушкина" (сб. "Пушкин и его современники. Материалы и исследования". СПб., 1905. Вып. III. С. 109–110); статью акад. Ф. Е. Корша "План исследования о стихосложении Пушкина и словаря Пушкинских рифм" (там же, с. 111–134); "Программу составления словаря поэтического языка Пушкина" проф. С. А. Венгерова — руководителя известного Пушкинского семинария при С.-Петербургском университете в 1908–1913 гг.8 Ограничимся краткой лексикографической характеристикой незаконченного опыта В. А. Водарского. "Материалы" В. А. Водарского обращены только к художественной, исторической, критической и эпистолярной прозе А. С. Пушкина. В них нет систематического определения значений, но встречаются их разграничения, как в обычных конкордансах. Однородные примеры не цитируются, а отмечаются пометой "и т. д.", т. е. полнота словоупотребления не показана. Нет и полноты словника: собственные имена включены спорадически. По своей лексикографической форме этот незавершенный опыт ближе всего к словарю К. Петрова, изданному в те годы.

      Чтобы можно было объективно сопоставить все четыре издания, относящиеся к начальному этапу развития русской писательской лексикографии, необходимо учесть четыре "измерения" полноты анализа материала в словаре языка писателя по Б. А. Ларину: "И дифференциальность, и полнота словаря определяются по четырем измерениям: 1) по словнику (составу заглавных слов); 2) по разработке значений и употреблений слов; 3) по цитации (исчерпывающему или выборочному указанию, в каких местах текста встречается слово); 4) по грамматической и стилистической квалификации. Большинство дифференциальных словарей по всем четырем измерениям дает произвольно-выборочные сведения".9

      В результате анализа четырех словарных изданий получаем два типа писательских словарей: 1) неполный конкорданс (словари по языку Державина, Фонвизина и Пушкина) и 2) полный алфавитно-частотный словарь-индекс к комедии "Горе от ума". Среди словарей первого типа самым полным по охвату лексики писателя оказался "Словарь к сочинениям и переводам Д. И. Фонвизина" К. П. Петрова, поскольку он охватывает все жанры творчества и стремится разграничить значения слов, в то время как остальные ограничены одним жанром (поэзия, проза, драма). А по полноте словника все словари первого типа противопоставляются второму.

      Следует упомянуть еще об одном издании этого периода — это "Словарь литературных типов" под ред. Н. Д. Носкова в семи томах, изданных в 1908–1914 гг. в Петрограде (I — Тургенев; II — Лермонтов; III — Гоголь; IV — Аксаков; V — Грибоедов; VI — Пушкин; VII — Гончаров). Здесь в словарной форме представлены данные об изображаемых персонажах, сюжетах, биографии и эпохе писателя. В первую очередь описываются реалии литературного текста, а не язык писателя. Этот словарь имеет общефилологическую направленность и дает сведения литературного и энциклопедического характера.

      Таким образом, пять словарных изданий первого этапа развития писательской лексикографии относятся к трем разным типам, включая исходное противопоставление по предмету описания: лингвистические — общефилологические.

      Первые опыты в области русской писательской лексикографии на рубеже веков создавались тогда, когда еще совсем не были разработаны русская лексикология и семасиология, фразеология и стилистика, а нормативная грамматика делала первые шаги. Общая теория лексикографии начала развиваться в трудах акад. И. И. Срезневского с середины XIX в. Теория и практика писательской лексикографии, как видно из обзора, в это время только зарождается и в своем развитии опирается на более давнюю традицию мировой лексикографии.10

II. ПРОБЛЕМЫ И ЖАНРЫ 
СЛОВАРНОГО ОПИСАНИЯ ЯЗЫКА ПИСАТЕЛЯ 
В 1920-х — 1950-х ГОДАХ

      Второй период в истории писательской лексикографии мы выделяем не строго хронологически вслед за первым, а по его этапной значимости в общей разработке и создании новых типов словарей, среди которых главное место занимает реализация идеи толкового словаря.

      В начале 1930-х годов в Праге был издан первый опыт словаря-индекса на материале собственных имен в творчестве Достоевского. Это алфавитный словник личных имен реальных лиц и героев произведений, зафиксированных в текстах писателя с указанием тома и страницы. "Словарь личных имен у Достоевского" занимает 80 страниц текста в 2 столбца в сборнике "О Достоевском" и составляет вторую, отдельную его часть. Словарь был составлен под руководством А. Л. Бема участниками "Семинария по изучению творчества Достоевского" при Русском Народном Университете в Праге. "Насколько мы знаем, в русской научной литературе настоящий Словарь является первым опытом такого рода работы", — писал А. Бем.11

      Всякий род словаря писателя зависит от полноты и выверенности издания его сочинений. Этот словарь составлен по "Полному собранию художественных произведений Достоевского" (М., 1926–1928, Т. I–X.) и может служить образцом культурно-филологической работы в среде русского зарубежья первой волны. В "Инструкции для работы по составлению "Словаря личных имен"" сказано, что "для главных героев художественных произведений достаточно отметить первое упоминание имени с добавлением "и т. д."" (курсив наш — О. Ф.). Например: Девушкин (Макар Алексеевич) — Б. Л. 1: 5 и т. д. Имена исторических лиц выделяются в словнике полужирным шрифтом: Пушкин А. С. — Б, Л. 1: 32. Словарь соотносит разные именования одного лица между собою по алфавиту путем отсылок на основную форму имени (хотя уместнее было бы применить в этом случае гнездование), а также дает в скобках расшифровку инициальных именований, которые нередко применял Достоевский: Б. (Белинский В. Г.) Ун. и Оск. III: 23, 28, 31, 51. Б. (ресторатор) — Ун. и Оск. III: 204, 241; Б. (скрипач) — Нет. Незв. II: 11–12, 39–41, 47, <...> Б-ский (Б., Б-кий, арестант из дворян) — Зап. из М. Д. III: 388, 389, 477 <...>

      На этих цитат и примеров видно, что данный словарь не показывает общую частоту употребления каждого имени, но он является первым отдельным, сводным ономастическим словарем-индексом (с элементами словоуказателя), полным по охвату творчества писателя и дифференциальным по двум признакам — охвату всех разрядов собственных имен в произведениях и по указанию на частоту употребления (подробнее об этом см.: Фонякова О. И. Имя собственное и словарь писателя // Вопросы теории и истории языка: Сборник статей к 100-летию со дня рождения Б. А. Ларина. СПб., 1993).

      Вслед за этим опытом в 1937 г. был опубликован "Щедринский словарь" М. С. Ольминского, составленный еще в конце XIX в. как ключ к творчеству великого сатирика.12

      По своему жанру это литературный словарь-симфония, неполный конкорданс. В одном томе представлено свыше 3200 словарных статей и полный алфавитный указатель. В словнике "Щедринского словаря" преобладают имена собственные (личные и географические) как названия главных и второстепенных персонажей из художественных текстов писателя, с отсылкой к соответствующему тому, а также имена-переклички (Чацкий, Молчалин, Кирсанов, Рудин и т. п.). Кроме того, включены идеологически значимые слова и словосочетания, характеризующие типовые образы и понятия, устойчивые для писателя и эпохи ключевые клише, раскрывающие художественно-идеологическую концепцию творчества писателя и его мировоззрения (см. статьи Автор, Пестрые люди, целое гнездо словарных единиц, образованных от топонима Глупов и др.)

      Содержанием словарной статьи служит развернутый художественно-публицистический контекст из конкретных произведений, точно раскрывающих идеологическую значимость персонажа или понятия с острой иронией или сарказмом. Автор словаря пользовался Полным собр. соч. М. Е. Салтыкова (Н. Щедрина), но ввел свою нумерацию очерковых произведений, которую оговорил в предисловии. Каждая статья имеет отсылки к номеру тома и буквенный шифр. Словарь выявляет устойчивые сквозные образы-рефрены и их вариации по разным текстам. Например, в словнике подряд идут статьи: "Молчалин Алексей Степаныч, Молчалин Павел Алексеич, Молчалин литературный — издает газету "Чего изволите?" и т. д. Молчалин — аскет, Молчалин — жуир (Иван Семеныч), Молчалина Анфиса Ивановна (жена), Молчалина Софья Алексеевна — гимназистка (дочь), Молчалина Леночка (маленькая дочка), Молчалинство, Молчалины (вообще) — излюбленные люди тех исторических моментов, когда <...> деятельная, здоровая жизнь словно засыпает <...> Быть Молчалиным, укрываться в серой массе "и других" — это целая эпопея блаженства".13 Этот словарь можно поставить в ряд со Словарем литературных типов Н. Д. Носкова, о котором упоминалось в I разделе. Хотя оба словаря — и по Достоевскому, и по Щедрину — были сделаны литературоведом и публицистом и не являются собственно лингвистическими, они должны занять свое место в общей типологии писательских словарей.

      Центральной проблемой этого периода следует считать разработку и создание толкового словаря полного типа по языку писателя-классика. В своей известной статье "Опыт общей теории лексикографии" (1940) Л. В. Щерба обосновывает тип и жанр писательского словаря в контексте противоположения "словарь академического типа — словарь-справочник". Он пишет: "<...> словарь языка писателя — который обязательно должен быть исчерпывающим — является принципиально словарем-справочником (между прочим, настолько важным для построения общего словаря, что многим филологам казалось невозможным построение этого последнего без предварительного создания исчерпывающих словарей к писателям)".14 Для Л. В. Щербы было очевидным, что "словари писателей должны быть сделаны по типу thesaurus <...> только располагая всей полнотой цитации, можно строить какие-либо предположения и выводы".15 А тезаурус, по Л. В. Щербе, характеризуется именно тем, что в его словник включаются все слова, какие только кем-либо были употреблены, хотя бы это и имело место всего один раз.16

      Л. Р. Зиндер и Ю. С. Маслов отмечают, что типология словарей, предложенная Л. В. Щербой, "была первым опытом подобной типологии <...> Противоположение полного словаря (у Щербы "тезауруса"), исчерпывающего в принципе все случаи использования слова в соответствующем корпусе текстов, и словаря "обычного", принципиально опирающегося на отбор и обобщение данных текста"17 , — является необычайно важным для писательской лексикографии и теории толковых словарей.

      В 1939 г. был издан первый выпуск "Словаря комедии "Горе от ума"" проф. В. Ф. Чистякова, в котором было всего 59 словарных статей на буквы А и Б. В предисловии к выпуску автор сформулировал принципиально новые задачи по сравнению с предшествующей традицией: "1) Дать новый тип словаря писателя, покоящийся на принципах рассмотрения лексики, семантики, морфологии, фонетики как разных сторон одного целого; 2) обнять весь словарный запас комедии "Горе от ума" и показать его в аспекте языка действующих лиц комедии".18 Несмотря на ряд существенных недочетов (нет определений при каждом слове, не выделены оттенки значений, не разграничены фразеологические единицы и др.),19 этот выпуск дает точную документацию словоупотребления с указанием частотности грамматических форм (и даже рифм). По сравнению со словарем Н. Куницкого (1894) это был шаг вперед: полный частотный словарь-индекс дополнился указанием на значение и частотность грамматических форм (и даже рифм) к каждому слову. И хотя этот словарный опыт остался незаконченным по ряду объективных причин, это был все-таки первый опыт толкового словаря к отдельному произведению, некоторые принципы которого были использованы в дальнейшем.

      Центральным событием второго периода следует считать реализацию идеи общего словаря языка Пушкина, которая зародилась еще в начальный период и долго не имела твердой лексикографической базы. Определяющую роль сыграл "Проект словаря языка Пушкина", изданный проф. Г. О. Винокуром в 1947 г., в котором отмечались четыре важнейших момента как стадии подготовки Пушкинского словаря: 1) 1933 г. — начало составления словарей к отдельным произведениям Пушкина под рук. проф. Г. О. Винокура (см.: Лит. наследство. 1934. № 16–18. С. 1168); 2) 1936 г. — издание глоссария при VI томе собрания сочинений Пушкина, сост. В. В. Виноградовым; 3) в конце 1930-х годов составление словаря-конкордации ко всем поэтическим произведениям поэта под рук. проф. Г. А. Шенгели; 4) 1945 г. — организация словарной группы в Институте русского языка АН СССР под pyк. Г. О. Винокура для продолжения работы по новому плану.

      В "Проекте..." были сформулированы цели и задачи словаря, обоснованы принципы его построения. "Основная цель словаря — служить пособием по изучению русского литературного языка в его истории <...> По своему содержанию словарь создается как лингвистически препарированный справочник по языку Пушкина <...> пригодный для целей научного языкознания <...> Первичный семасиологический анализ в словаре стремится не столько полно истолковать значения слов, сколько различить их".20

      Некоторые положения "Проекта..." были включены позднее в Предисловие к I тому "Словаря языка Пушкина", который был издан в 1956 г. и явился большим событием в нашей филологии и культуре.21 Автор Предисловия акад. В. В. Виноградов подчеркнул, что ""Словарь языка Пушкина" не может рассматриваться как толковый словарь в собственном смысле этого слова. Он включает в себя элементы и признаки дифференциального, т. е. сопоставительного словаря".22 Далее отмечается, что "Словарь далеко не охватывает всех качественных особенностей пушкинского стиля в области словоупотребления <...> он не берет на себя задачу описания и использования развернутых метафор пушкинского стиля".23

      Из этого следует, что из двух глобальных задач толкового словаря писателя — показ языка эпохи в его преломлении у данного писателя и анализ индивидуальной лексико-семантической системы его словоупотребления — составители и редакторы выбрали только первую.

      Сводный словарь языка Пушкина до сих пор является самым значительным из всех изданных у нас писательских словарных справочников. Вокруг него существует большая литература, на его базе написано множество статей, монографий и диссертаций, на него ссылаются в работах по лексикографии, лексикологии, стилистике, пушкиноведению, истории литературного языка и т. д. Он послужил стимулом и моделью для разработки ряда больших словарных предприятий в академических институтах и университетах страны. С точки зрения общей типологии писательских словарей, которую вслед за Щербой разрабатывал Б. А. Ларин в 1960–1962 гг., этот "первый полный словарь писателя <...> в некоторых своих измерениях оказывается дифференциальным. Он полон по реестру слов (словнику), по грамматическим сведениям, по цитации <...> в нем учтены и указаны все случаи употребления каждого слова у Пушкина, но он дифференциален в описании значений и дефектен по стилистическим сведениям. В этом очевидное отклонение словаря от модели избранного составителями жанра".24

      В пору завершения издания Пушкинского словаря Б. А. Ларин разрабатывает принципы "неограниченно полного объяснительного словаря автобиографической трилогии М. Горького", подготовительная работа над которым началась "силами небольшого коллектива" в Ленинградском университете с 1950 г. и получила организационное оформление в 1960 г., когда был создан Межкафедральный словарный кабинет, получивший после смерти Б. А. Ларина в 1964 г. его имя. "Словарь М. Горького" предполагалось разрабатывать по циклам произведений, объединенных одним жанром, в ряде университетов страны по единой программе. "Научно ценными могут быть только полные словари литературного памятника или избранного писателя. Только полный словарь писателя системен, эпохален, документально достоверен", — подчеркивал Б. А. Ларин, утверждая принципы "Словаря М. Горького".25

      Интересом к созданию толкового словаря к отдельному большому произведению писателя-классика продиктована "Инструкция по составлению словаря к "Мертвым душам" Н. В. Гоголя" Ю. С. Сорокина (1960). Автор разрабатывает свой проект в целом по модели "Словаря языка Пушкина" с некоторыми отклонениями. При этом он подвергает сомнению наличие определенной системы в языке писателя на том основании, что эволюция текста многих литературных произведений очень сложна.26 Однако в большинстве случаев остается некий конечный текст произведения, который признается каноническим и включается в полное академическое собрание сочинений писателя (с авторской правкой, последнее прижизненное издание). Создание словаря по материалам редакций и вариантов — это уже другая научная задача, которая иногда может совмещаться с первой (если нет канонического текста), но лучше, если такой словарь выделен хотя бы в отдельный том, как это сделано, например, в издании "Новые материалы к словарю А. С. Пушкина" (М., 1982). Данный проект Ю. С. Сорокина остался, однако, нереализованным.

      Таким образом, на рубеже 1950-х — 1960-х годов — в соответствии со словарной практикой — серьезно обсуждались два типа толковых словарей: 1) общий словарь ко всему творчеству писателя (относительно полный, обобщающий жанровые особенности стиля, отражающий литературную норму языка эпохи) и 2) исчерпывающе полный словарь к отдельному произведению (или циклу сочинений одного жанра), в котором можно показать своеобразие семантико-стилистической системы литературного текста в более полном объеме. Публикация выпусков Горьковского словаря этой серии началась с середины 1970-х годов. На протяжении второго этапа развития писательской лексикографии в научный обиход вошли (в практическом и теоретическом плане) четыре разных типа писательских справочников: 1) Словарь-индекс по собственным именам у Достоевского; 2) Конкорданс по творчеству Салтыкова-Щедрина; 3) Общий толковый словарь ко всему творчеству писателя полного типа (Словарь языка Пушкина); 4) Словарь к отдельному произведению ("Горе от ума", "Мертвые души", автобиографическая трилогия М. Горького и др.).

III. СОЗДАНИЕ СЛОВАРЕЙ ЯЗЫКА ПИСАТЕЛЕЙ 
НАЦИОНАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ В 1960-х — 1990-х ГОДАХ. 
ОБЩАЯ ТИПОЛОГИЯ

      Завершение четырехтомного "Словаря языка Пушкина" в 1961 г. открывает собой новый, наиболее зрелый этап в развитии писательской лексикографии, который характеризуется созданием ряда словарей национального значения, разработкой новых их типов и видов. На этом этапе словарное описание языка писателей развивается вширь и вглубь. Нет возможности в кратком очерке рассмотреть подробно все издания и проекты словарей последнего периода (завершенные и незавершенные). Однако можно выделить несколько разных направлений в современной писательской лексикографии: 1) одноязычные толковые словари разных типов; 2) двуязычные словари; 3) частотные словари; 4) обще-филологические словари; 5) энциклопедические словари. Рассмотрим разные виды писательских словарей, относящихся к каждому из этих типов, и принципы их классификации.

      Общая типология толковых писательских словарей. "Типология писательских словарей не разработана, но ряд спорных и сложных вопросов теории и практики поэтической лексикографии не может быть решен без учета специфики отдельных типов".27 Следует подчеркнуть, что на современном этапе особенно плодотворно развивается типология толковых писательских словарей. Здесь необходимо выделить несколько разных линий и принципов описания.

      Во-первых, противопоставление касается языка, представленного в словаре; по материалу анализа и языку описания получаем два класса справочников: одноязычные и двуязычные. Во-вторых, одноязычные словари делятся по числу анализируемых авторов на монографические (по языку одного писателя) и сводные, обычно дифференциальные, — по языку разных писателей. В-третьих, монословари следует разделять по охвату текстов одного писателя. Получаем следующие типы: 1) словарь отдельного произведения; 2) словарь цикла произведений одного жанра; 3) словарь многих (или всех) произведений одного жанра; 4) словарь произведений писателя определенного периода творчества; 5) словарь художественных произведений писателя (в отличие от писем, публицистики и др.); 6) общий полный словарь языка писателя.28

      В-четвертых, по способу описания лексики в словаре вся группа толковых словарей противопоставляется "нетолковым", в которых нет систематического описания значений: словари-индексы, конкордансы (симфонии) и частотные. Важнейший критерий оценки толковых писательских словарей — полнота анализа материала по четырем "измерениям" Б. А. Ларина: словник (реестр слов); цитация; семантико-стилистическая и грамматическая квалификация словоупотребления. В-пятых, по сумме этих признаков полный словарь писателя (или отдельного цикла произведений) противополагается дифференциальным, которых всегда больше. Например, это — глоссарии, разного рода "материалы к словарю" какого-нибудь автора, неполные индексы, конкордансы, сводные словари разных видов, толковые словари, идеологический словарь писателя.

      В-шестых, дальнейшее членение писательских словарей полного типа проводится по целевой установке: одни словари имеют нормативный, историко-литературный уклон, другие — индивидуально-стилистический уклон, цель которого — анализ семантико-стилистической системы писателя. Этот принцип классификации предложен О. И. Трофимкиной в статье "О разных типах словарей писателя" (1972). К первому типу относятся "Словарь языка Пушкина" и "Словник мови Шевченка" (1964), из неизданных —двуязычный сербохорватско-русский словарь С. М. Любиши; ко второму —"неограниченно полный" "Словарь автобиографической трилогии М. Горького" и двуязычные: "Чешско-русский словарь трилогии М. Пуймановой" и "Болгарско-русский словарь поэзии Н. Вапцарова", подготовляемые в Межкафедральном словарном кабинете С.-Петербургского университета.29

      Седьмой признак деления лингвистических словарей основан на способе включения собственных имен как важнейших элементов художественной речи. Толковые словари используют либо общий принцип их описания (в одном алфавите с другими словами), либо — раздельный (в виде отдельного приложения или выпуска, представляющего эту лексику в целостном виде). Первый способ представлен в "Словаре языка Пушкина" (выборочно) и в "Словнике мови Шевченка" (в полном виде), второй — в Словаре трилогии М. Горького: Выпуск-приложение "Имена собственные" и в "Словаре языка русских произведений Шевченко".

      Таким образом, типологическая классификация толковых писательских словарей содержит в целом семь разных структурно-семантических признаков деления. Последний (восьмой) признак деления всех словарей по предмету описания как самый общий для разграничения лингвистических и общефилологических словарей — будет проиллюстрирован далее.

      Теперь остановимся подробнее на сравнительной характеристике разных словарей указанных типов, созданных и изданных за последнее тридцатилетие по языку национальных классиков литературы. Вслед за выходом Пушкинского словаря серию академических словарей писателя полного типа с историко-языковым уклоном пополняет "Словник мови Шевченка" в 2-х томах, созданный в Институте языковедения им. А. А. Потебни АН УССР (Киев, 1964). Принципиально новым в этом словаре является демонстрация собственных имен всех разрядов в общем алфавите, хотя нередко и без определений (см. Дарданели, Данило и др.). Кроме того, этот словарь расширил круг помет стилистического характера по сравнению со "Словарем языка Пушкина" (использована помета "В сравн." и др.). Это отмечают и рецензенты. Так, проф. М. А. Карпенко, в частности, пишет, что "в отличие от пушкинского словаря Словник мови Шевченка фиксирует все без исключения ономастические единицы".30

      Различаясь только по признаку описания ономастических единиц, эти словари относятся к разным видам одного типа, а изданный через 20 лет "Словарь русских произведений Шевченко", тоже в 2-х томах (Киев, 1985–1986), образует еще одну разновидность этого типа, приближаясь к толковому словарю "со стилистическим уклоном", ибо еще более отходит от первоначальной модели пушкинского словаря. "В словарях языка произведений Т. Г. Шевченко наблюдается закономерность соотношения с другими писательскими словарями, созданными и задуманными в последние десятилетия — "Словарем языка Пушкина" и "Словарем автобиографической трилогии М. Горького"", — отмечает М. А. Карпенко.31

      Большую роль в становлении и подъеме писательской лексикографии на современном этапе сыграли инструкции по составлению новых писательских словарей, которые имеют непосредственное отношение к принципам изучения семантико-стилистической системы художественной речи средствами лексикографии. Так, в 1968 г. были опубликованы "Принципы составления словаря М. Горького (инструкция Объяснительного словаря автобиографической трилогии М. Горького)", разработанные Б. А. Лариным, Л. С. Ковтун и коллективом авторов, а в первом выпуске этого словаря — ее новая редакция (1974).

      В 1976 г. Т. К. Черторижская издала "Инструкцию по составлению словаря русских произведений Т. Г. Шевченко". Работы, выполненные в жанре "Проспект словаря" или "Инструкция словаря" всегда в имплицитном виде раскрывают концепцию соответствующего словарного замысла и предопределяют его реализацию на многие годы.32

      В 1965 г. был опубликован проспект "Словаря языка русской советской поэзии" В. П. Григорьева, который подготовил в соавторстве с группой сотрудников издание сводного дифференциального словаря поэтической речи (по языку 12 выдающихся поэтов) под названием "Поэт и слово. Опыт словаря" (М., 1973. 455 с.). В пространной первой части этой книги излагаются многие проблемы поэтической лексикографии в связи с предметом лингвистической поэтики: "Язык в его эстетической функции".

      Концепция этого словаря испытала некоторое воздействие принципов и методов словарного описания "неограниченно полного" объяснительного "Словаря М. Горького". Это проявилось в полемике автора с редакторами и составителями горьковского словаря (на конференциях и симпозиумах составителей "Словаря М. Горького" и в печати) по поводу центральной проблемы писательской лексикографии — соотношения индивидуального и общего в художественной речи и в лексикографическом анализе языка писателя, в трактовке понятия Л. В. Щербы "упаковочный материал" и др.33

      "В словаре писателя, поэта ничего нельзя обходить, пропускать. В нем должен быть показан — со всем мастерством и опытом экспозиции — авторский стиль", — писал Б. А. Ларин, основатель "Словаря М. Горького" и создатель целой лексикографической школы в Ленинградском (ныне Санкт-Петербургском) университете и за его пределами, где изданы и разрабатываются разные типы и виды писательских словарей. Их можно сгруппировать 1) по языку: одноязычные — двуязычные; 2) по жанрам: проза — поэзия — драматургия; 3) по типам описания: толковые — "нетолковые" (частотный словарь поэзии Н. Вапцарова); 4) по целевой установке: с историко-языковым и стилистическим уклоном; 5) по уровням анализа: художественно-речевой (языковой) — идеологический; 6) по историческому подходу: словарь к памятнику (Лексика и фразеология "Моления Даниила Заточника", Л., 1981) и к художественным текстам классиков литературы.34

      В данном очерке не рассматривается проблематика "Словаря языка В. И. Ленина", поскольку наследие автора не относится к художественному творчеству.35

      Другие типы словарей писателя. Помимо толковых в этот период появляются словари-справочники иного, нетолкового характера. В 1966 г. в Тбилиси была издана "Симфония к поэме Ш. Руставели "Витязь в тигровой шкуре"" А. Шанидзе под ред. акад. Г. В. Церетели. В 1974 г. в США появилась "Конкорданция к стихотворениям О. Мандельштама" (Москва, штат Айдахо), выполненная машинным способом.36 В зарубежной писательской лексикографии англоязычных регионов жанр конкорданса является ведущим, наиболее частым, они обычно создаются на компьютерах.

      К типу частотных словарей писателей относятся: "Материалы к частотному словарю языка Пушкина (проспект)" (М.,1963) и два завершенных и полных частотных словаря к отдельным произведениям классической литературы: а) Генкель М. А. Частотный словарь романа Д. Н. Мамина-Сибиряка "Приваловские миллионы" (Пермь, 1974. 509 с.). Этот словарь содержит элементы толкования редких и непонятных слов, всего в нем представлено 11283 лексемы без учета имен собственных (для сравнения: в "Словаре трилогии М. Горького" — 13216 слов, а в "Словаре языка Пушкина" отмечено 21195 слов). В частотном словаре по Мамину-Сибиряку представлены имена собственные в Приложении II: Список имен основных персонажей и Список географических названий.37

      б) Частотный словарь романа Л. Н. Толстого "Война и мир" (Тула, 1978. 379 с.) содержит 19519 лексем за некоторыми исключениями: не вошли в корпус словаря сокращения, искажения, цифровые числительные и собственные имена. В связи с развитием статистической лексикографии такие опыты частотного описания лексики больших художественных текстов писателей-классиков имеют несомненный научный интерес, так как исследуют словарный запас текста произведений на уровне лексических номинаций. Они не заменяют словаря-индекса (словоуказателя), но могут быть созданы только на его основе.

      Все лингвистические словари языка писателя по предмету описания (по содержанию) противопоставлены группе словарей обще-филологического назначения, которые подразделяются на два класса: литературно-стилистические и энциклопедические. Литературно-стилистические (как и одноязычные/двуязычные) словари могут быть двух типов — монографические и сводные, — в зависимости от числа объектов, анализируемых в словаре. Теоретически возможен еще и третий тип — сопоставительный словарь этого жанра, но он пока не реализован. Монографические словари, исследующие стиль писателя в широком плане, иллюстрируются такими видами, как словарь рифм одного поэта и идеологический словарь. Последний тип был предложен Б. А. Лариным, который писал: "Идеологические словари не только по содержанию, но и по форме, по стилю и структуре будут отличны от академических и от алфавитных писательских словарей. Это будут не словари-справочники, а словари-монографии о творческом стиле писателя" (курсив наш. — О. Ф.).38

      Примерами сводных словарей первого типа могут быть издания, посвященные анализу отдельных явлений стиля: "Словарь литературных типов" Носкова, упоминаемый в первом разделе, и "Словарь эпитетов русского литературного языка" К. С. Горбачевича и Е. П. Хабло (Л., 1979), в котором использованы примеры из шестисот разных писателей и поэтов XIX–XX вв. Но этот словарь можно отнести и к нормативно-стилистическим языковым справочникам сводного типа в классе лингвистических словарей, так как он демонстрирует многообразную сочетаемость прилагательных с существительными и тематическую классификацию эпитетов как важнейшего художественного средства в языке писателя.

      Подъем писательской лексикографии на современном этапе был ознаменован созданием двух словарей энциклопедического профиля по творчеству классиков литературы. Это — двухтомный "Шевченковский словарь" (Киев, 1977), выполненный в традиционном историко-культурном и литературно-энциклопедическом жанре, и однотомная "Лермонтовская энциклопедия" (М., 1981), выполненная в смешанном жанре: помимо большой алфавитной словарной части, летописи жизни и творчества и других разделов она включает "Словарь рифм Лермонтова" (С. 666–716) и "Частотный словарь языка Лермонтова по всем жанрам творчества" (С. 717–773).

      Итак, в очерке развития отечественной лексикографии языка писателя за сто лет предложена историческая периодизация этого процесса с выделением трех этапов, каждый из которых имеет свою специфику, а также комплексная типологическая классификация писательских словарей по восьми структурно-семантическим дифференциальным признакам большинства изданных (включая совсем малоизвестные), издающихся и некоторых подготовляемых к печати.

      Наш общий вывод сводится к тому, что в отечественной лексикографии были реализованы все основные типы писательских справочников, которые известны в мировой лексикографии: словари-индексы, конкордансы (полные и неполные), глоссарии, толковые (несколько разновидностей), одноязычные и двуязычные, ономастиконы, частотные, энциклопедические.

      Главная особенность современного этапа состоит в развитии и обогащении общей типологии писательских словарей вширь и вглубь, в появлении и реализации новых идей в разработке и создании словарей писателя полного типа — с историко-языковым (нормативным) и стилистическим уклоном, одноязычных и двуязычных, алфавитных и литературно-стилистических (идеологических). Все эти типы словарей являются надежной базой для многообразных лексикологических и семантико-стилистических исследований, служат объективным методом целостного изучения семантико-стилистической системы языка писателя, а следовательно, они важны и необходимы для развития стилистики и теории лексикографии, поэтики и истории литературного языка.

      Полный словарь толково-стилистического типа, где исследована типология всех видов художественного значения слова и их эстетическая значимость, можно уподобить микроскопу, который помогает увидеть, осмыслить и показать средствами лексикографии основу и детали языкового стиля и мастерства писателя.

      Таким образом, в ходе развития отечественной лексикографии значительно обогащено содержание известного противоположения Л. В. Щербы "общий словарь академического типа — словарь писателя" (Опыт общей теории лексикографии).

      


1 См.: Словарь автобиографической трилогии М. Горького в шести выпусках с приложением Словаря имен собственных. Основан проф. Б. А. Лариным. Л., 1974. Вып. 1. А — Всевидящий; Л., 1975. Вып.­Приложение: Имена собственные; Л., 1977. Вып. II. Всегда — Ждать; Л., 1982. Вып. III. Же — Кипарисовый; Л., 1984. Вып. IV. Кипенье — Наяву; Л., 1986. Вып. V. Не — Полночь; Л., 1990. Вып. VI: Т. I и II. Полный — Ящик; Ковтун Л. С., Дмитриев П. А., Ивашко Л. А. и др. Писательская лексикография как метод изучения художественной речи // Вестн. Ленингр. ун­та. Сер. 2: История. Языкознание. Литературоведение. Вып. 3. Л., 1988. С. 44–54; Карпова О. М. Горьковский словарь как новый этап развития советской писательской лексикографии // Карпова О. М. Словари языка писателей. М., 1989. С. 16–21.

2 Общий обзор развития отечественной и мировой писательской лексикографии см.: Винокур ГО. Проект словаря языка Пушкина. М.; Л., 1949. С. 5–26; Гвердцители ЛВ. Язык писателя и национальный язык: Аспект кодификации и лексикографирования. Тбилиси, 1983; Карпова ОМ. 1) Историко­типологическое исследование словарей языка английских и американских писателей: Автореф. канд. дис. Л., 1978; 2) Словари языка писателей; 3) Шекспировская лексикография: Типология. Становление. Проблемы: Автореф. докт. дис. Л., 1990; Карпова ОМ., Ступин ЛП. Советская писательская лексикография // Вопр. языкознания. 1982. № 1. С. 13–20.

3 Сочинения Г. Р. Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. СПб., 1904. Т. IX. С. 335–337.

4 Словарь к сочинениям и переводам Д. И. Фонвизина, составленный К. П. Петровым. СПб., 1904.

5 См.: Чернышов ВИ., Петров К. Словарь к сочинениям и переводам Д. И. Фонвизина. Издан при содействии Импер. Академии наук СПб., 1904 // Изв. отд. рус. яз. и словесности. Т. XI, кн. 1. СПб., 1906. С. 429–440.

6 Водарский ВА. Материалы для словаря пушкинского прозаического языка // Филолог. записки. Воронеж, 1901–1905 (1901. Вып. IV–VI: 1902. Вып. II–III, IV, V и VI; 1903. Вып. I, IV–V; 1904. Вып. I, II, III–IV, V–VI; 1905. Вып. I–II и V–VI).

7 Саводник ВФ. К вопросу о Пушкинском словаре // Изв. Отд. рус. яз. и словесности. Т. IX, кн. 1. СПб., 1904. С. 143–182.

8 См.: Пушкин и его современники. СПб., 1905. Вып. III; Пушкинист: Историко­литературный сборник / Под ред. проф. С. А. Венгерова. СПб., 1914.

9 Ларин БА. Основные принципы "Словаря автобиографической трилогии М. Горького" // Эстетика слова и язык писателя. Л., 1974. С. 216.

10 См.: Фонякова ОИ. У истоков русской писательской лексикографии // Вестн. Ленингр. ун­та. 1990. Сер. 2. Вып. 4. С. 31–35.

11 См.: О Достоевском: Сборник статей. Вып. II / Под ред. А. Л. Бема. Прага, 1933. 124 с. + Словарь личных имен у Достоевского (Предисловие: I–VIII; Словарь: С. 1–81).

12 Ольминский МС. Щедринский словарь / Под ред. М. М. Эссен и П. Н. Лепешинского. М., 1937. 757 с.

13 Там же. С. 399.

14 Щерба ЛВ. Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974. С. 269.

15 Там же. С. 286. Сн. 25.

16 Там же. С. 288.

17 Зиндер ЛВ., Маслов ЮС. Л. В. Щерба — лингвист­теоретик и педагог. Л., 1982. С. 82–83.

18 Чистяков ВФ. Словарь комедии "Горе от ума" А. С. Грибоедова. Смоленск, 1939. Вып. 1. С. 7.

19 Cм.: Фалев ИА. Проф. Чистяков В. Ф. — Словарь комедии "Горе от ума" А. С. Грибоедова // Рус. яз. в шк. 1939. № 5–6. С. 146; Творогов ОВ. Словари языка писателей // Русская литература: (Историко­литературный журнал). Л., 1975. № 2. С. 212–222.

20 Винокур Г. О. Проект словаря языка Пушкина / Отв. ред. В. В. Виноградов. М., 1947. С. 11–18.

21 Словарь языка Пушкина. Т. I: А — Ж. М., 1956. С. 10; Т. II: 3 — Н. М., 1957; Т. III: О — Р. М., 1959; Т. IV: С — Я. М., 1961. — Рец. см.: Сорокин ЮС. Словарь языка Пушкина в четырех томах // Вопр. языкознания. 1957. № 5; Ашукин НС. Словарь языка Пушкина. Т. II: 3 — Н // Вопр. языкознания. 1958. № 4; Гельгардт РР. О словаре языка Пушкина // Изв. АН СССР. Отд. лит­ры и яз. Т. XVI. Вып. 4. М., 1957; Мацуев Н. 1695 "бы"... // Лит. газета. 1957. 15 янв.

22 Словарь языка Пушкина. Т. I. С. 10.

23 Там же.

24 См.: Ларин БА. Основные принципы "Словаря автобиографической трилогии М. Горького" // Словоупотребление и стиль М. Горького / Отв. ред. Б. А. Ларин. Л., 1962 С. 4–5; см. также: Ларин БА. О работе над новыми словарями // Вестн. Ленингр. ун­та. 1960. № 20. Сер. История, язык, литература. Вып. 4.

25 Ларин БА. Основные принципы... С. 4; см. также: Елина ВН., Рак ОИ. В лаборатории исследования слова // Вестн. Ленингр. ун­та. 1963. № 14. Сер. История, язык, литература. Вып. 3; Ковтун ЛС. 1) О специфике словаря писателя // Словоупотребление и стиль М. Горького. Л., 1962; 2) Словарь М. Горького (лексикография в университетах страны) // Вестн. Ленингр. ун­та. 1966. № 2. Сер. История, язык, литература. Вып. 1.

26 Cм.: Сорокин ЮС. Инструкция по составлению словаря к "Мертвым душам" Н. В. Гоголя. М., 1960. Ср.: Годованюк НМ. Материалы для словаря поэмы Н. В. Гоголя "Мертвые души" // Наукови зап. Житомiрського пед. Iнституту. 1955. Т. 2. С. 98–124.

27 Карпенко М. А. "Словарь М. Горького" и современная поэтическая лексикография // Лексика. Терминология. Стили. Межвуз. научн. сборник / Отв. ред. Б. Н. Головин. Горький, 1976. Вып. 5. С. 153; см. также рецензии на I том: Черторижская ТК. Словарь автобиографической трилогии М. Горького в шести выпусках с приложением Словаря имен собственных. Т. I. А — Всевидящий. Л., 1974. 315 с. // Мовознавство. 1975. № 5. С. 89–93; Федоров АИ. Словарь автобиографической трилогии М. Горького. Вып. 1. Л., 1974 // Вопросы стилистики: Межвуз. научн. сборник / Отв. ред. О. Б. Сиротинина. Саратов, 1976. Вып. 11. С. 158–162 и др.

28 Карпенко МА. "Словарь М. Горького" и современная поэтическая лексикография. С. 154.

29 Cм.: Трофимкина ОИ. О разных типах словарей писателя // Вопросы стилистики: Межвуз. научн. сборник / Отв. ред. О. Б. Сиротинина. Саратов, 1972. Вып. 5. С. 126–136; Очерки лексикографии языка писателя: Двуязычные словари / Отв. ред. А. В. Федоров. Л., 1981.

30 См.: Ковалев ВП. Словник мови Шевченка... // Вопр. языкознания. 1966. № 1; Карпенко МА. "Словник мови Шевченка" и "Словарь русских произведений Шевченко" как обобщающий лексикологический источник // Русское языкознание: Междуведомств. научн. сборник. Киев, 1989. Вып. 18. С. 13; Ковтун ЛС. Академичнi словники Т. Г. Шевченка // Мовознавство. 1989. № 2. С. 68–70.

31 Карпенко МА. "Словник мови Шевченка"... С. 14.

32 Cм.: Словоупотребление и стиль М. Горького. Л., 1968. С. 144–190; Словарь автобиографической трилогии М. Горького. Вып. 1. С. 9–52; Черторижская ТК. Инструкция по составлению "Словаря языка русских произведений Т. Г. Шевченко" // Культура русской речи на Украине / Отв. ред. Г. П. Ижакевич. Киев, 1976. С. 341–354.

33 См.: Ковтун ЛС. Словарь М. Горького (лексикография в университетах страны); Борисова МБ. Еще раз об "общей образности", "упаковочном материале" и их отражении в словаре писателя // Вопросы стилистики. Межвуз. научн. сборник / Отв. ред. О. Б. Сиротинина. Саратов, 1973. Вып. 6; Григорьев ВП. 1) Словарь Н. А. Некрасова в контексте проблем поэтической лексикографии // Изв. АН СССР. Сер. лит. и языка. 1971. Вып. 5. 2) Поэтика слова. М., 1979. С. 124–133; Федоров АВ. Словарь языка писателя как отражение индивидуального стиля // Вестн. Ленингр. ун­та. 1969. № 20. Сер. история, язык, лит­ра. Вып. 4. С. 92–99.

34 Подробнее об этом можно прочесть в статье: Ковтун ЛС., Дмитриев ПА. и др. Писательская лексикография как метод изучения художественной речи; см. также: Словарь драматургии М. Горького. Вып. 1: А—3 / Отв. ред. М. Б. Борисова. Саратов, 1984; Словарь­справочник "Слова о полку Игореве" / Под ред. Б. А. Ларина, Б. Л. Богородского, Д. С. Лихачева, О. В. Творогова. Вып. 1–6. М.; Л., 1965–1984. — Изд­во Софийского ун­та готовит издание "Честотен речник на поезията на Н. Вапцаров" (авторы: Г. В. Крылова, М. А. Котова, З. К. Шанова, Е. А. Захарович).

35 Подробнее об этом см.: Денисов ПН. Словарь языка В. И. Ленина с точки зрения теории лексикографии // Советская лексикография / Редколл.: Караулов Ю. Н., Шведова Н. Ю., Сороколетов Ф. П. и др. М, 1988. С. 19–32.

36 См.: Григорьев ВП. Оптимумы и крайности писательской лексикографии // Лексика. Терминология. Стили: Межвуз. сборник / Отв. ред. Б. Н. Головин. Горький, 1976. С. 149.

37 См. рец.: Сахарный ЛВ. Фундаментальный труд о языке Мамина­Сибиряка // Вопросы стилистики: Межвуз. научн. сборник / Отв. ред. О. Б. Сиротинина. Саратов, 1980. Вып. 15. С. 142–145.

38 Ларин БА. Основные принципы... С. 8. — В полном виде этот сложнейший комплексный вид стилистического словаря пока не реализован. Но отдельные разработки по этой теме опубликованы в разных изданиях участниками работы по "Словарю М. Горького". См. публикации С. В. Бековой, Г. А. Лилич, М. Б. Борисовой, Д. М. Поцепни, Н. М. Светличной, О. Н. Семеновой, О. И. Фоняковой, Ю. С. Язиковой и др.

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»

abortion options at 2 weeks

options besides abortion online

over the counter abortion pill walgreens

can i buy the abortion pill over the counter go

venlafaxine to buy

buy venlafaxine online uk

Cialis Coupon

This text contains collection regarding cialis coupon card. Study this conscientiously.
Immediately view link concerning cialis coupon also.
This document contains collection about online cialis coupons. Here goes recent document

antepsin mode of action

antepsin dosering hund forsendelsehvor.website antepsin tablet

abortion pill

abortion